Ветхозаветные апокрифы

В православном понимании к апокрифам относятся произведения религиозной литературы, по содержанию следующие каноническим книгам Ветхого Завета, использующие имя автора, освященного религиозной традицией, но не включенные в канон Священного Писания ни христианской Церковью, ни иудейской синагогой. Большинство таких произведений возникли еще на иудейской почве в дохристианское и раннехристианское время и первоначально зафиксированы на древнееврейском и арамейском языках.

В протестантской традиции эта группа текстов называется псевдоэпиграфами, т. е. ложнонадписанными, т. к. повествование в них ведется от лица того или иного авторитетного библейского персонажа, а не действительного автора. Апокрифами же в протестантской традиции называются те книги (и дополнения к ним), которые в православном богословии относятся к т. н. неканоническим книгам (признающимся полезными для духовно-назидательного чтения: 2- Езд, Тов, Иудифь, Прем, Сир, Посл Иер, Вар, 1–3 Макк, 3 Езд, добавления к книгам Дан и Есф), в католическом — второканоническими или «девтероканоническими». Они возникли еще в дохристианскую эпоху и вошли в состав канона греческой Септуагинты, а затем латинской Вульгаты.

Группы произведений. С точки зрения литературной формы апокрифы в. делятся на прозаические и поэтические. В первой группе выделяются апокрифы ветхозаветные, оформленные как легендарно-историческое повествование: «Книга юбилеев» (II в. до Р. Х.; эфиоп. версия, отрывки греч., сир., лат., древнеевр. версий); «Мученичество и вознесение Исаии» (II в. до Р. Х.— IV в. по Р. Х.; эфиоп. версия, отрывки на греч., лат., копт., слав. языках); «История Иосифа и Асенефи» (I в. до Р. Х.— II в. по Р. Х.; версии на греч., сир., лат., армян., слав., новогреч., румын. языках); «Житие Адама и Евы» (I в. по Р. Х.; версии на греч., лат., арм., слав. языках); «Жития пророков» (I в. по Р. Х.; версии на греч., сир., эфиоп., арм., лат. языках); «Лествица Иакова» (I в. по Р. Х.?; только слав. версия); «4-я книга Варуха» или «Паралипоменон Иеремии» (I–II вв. по Р. Х.; греч., эфиоп., арм., слав., румын. версии); «История рехавитов» или «История Зосимы» (I–IV вв. по Р. Х.; греч., сир., эфиоп., груз. версии); «История Иосифа» (до IV в. по Р. Х.; отрывки на греч. языке).

Среди прозаических апокрифов ветхозаветных выделяется группа сочинений философско-нравоучительного характера: «Повесть об Ахикаре» (VII–VI вв. до Р. Х.; арам., сир., армян., араб., груз., эфиоп., слав., древнетюрк., румын. версии); «4-я книга Маккавеев» (I в. по Р. Х.; греч., сир., лат. версии).

К апокрифами ветхозаветным относится также большая группа сочинений, написанных в жанре апокалипсиса: «Книги Еноха» (II в. до Р. Х.— V в. по Р. Х.; эфиоп., слав., евр. версии); «Сивиллины оракулы» (II в. до Р. Х.— VII в. по Р. Х.; на греч. языке); «Трактат Сима» (I в. по Р. Х.; на сир. языке); «Апокалипсис Софонии» (I в. до Р. Х.— II в. по Р. Х.; на копт. языке); апокалиптические книги, надписанные именем Ездры: «4-я книга Ездры» (I в. по Р. Х.; на лат., сир., армян., араб., эфиоп., груз. и слав. языках), «Апокалипсис Ездры» (II–IX вв. по Р. Х.; на греч. языке), «Видение Ездры» (IV–VII вв. по Р. Х.; на лат. языке), «Вопросы Ездры» (дата неизвестна; на арм. языке), «Откровение Ездры» (до IX в. по Р. Х.; на лат. языке); «Апокалипсис Варуха» (II в. по Р. Х.; на сир. языке); «3-я книга Варуха» (I–III вв. по Р. Х.; на греч., слав. языках); «Апокалипсис Авраама» (I–II вв. по Р. Х.; на слав. языке); «Апокалипсис Илии» (I–IV вв. по Р. Х.; на копт. языке); «Апокалипсис Седраха» (V в. по Р. Х.; греч.).

К апокалиптическим апокрифам ветхозаветным примыкают сочинения, написанные в жанре завещания и содержащие значительные апокалиптические отрывки: «Завещания двенадцати патриархов» (II в. до Р. Х.; греч., слав., армян., древнеевр., арам. языки); «Завещание Иова» (I в. до Р. Х.— I в. по Р. Х.; на греч. копт., слав. языках); «Завещания трех патриархов» (Авраама, Исаака, Иакова) (I–III вв. по Р. Х.; «Завещание Авраама» — на греч., слав., румын. языках; «Завещание Исаака» — на араб., копт., эфиоп. языках; «Завещание Иакова» — на араб., копт., эфиоп. языках); «Завещание Моисея» (I в. по Р. Х.; на лат. языке); «Завещание Соломона» (I–III в. по Р. Х.; на греч. языке); «Завещание Адама» (II–V вв. по Р. Х.; на сир., греч., араб., эфиоп., груз., армян. языках).

Поэтические апокрифы ветхозаветные можно разделить на апокрифические молитвы: «Молитва Иосифа» (I в. по Р. Х.; отрывки на греч. языке); «Молитва Иакова» (I–IV вв. по Р. Х.; на греч. языке), а также гимны, написанные по правилам древнееврейского стихосложения: апокрифические псалмы (№ 151–155; на греч., сир., древнеевр. языках), «Псалмы Соломона» (I до Р. Х.; на сир., греч. языках), «Оды Соломона» (I– нач. II вв. по Р. Х.; на сир., копт., греч. языках).

Литературная история. Апокрифы ветхозаветные создавались с целью сообщить дополнительные сведения о судьбе лиц или истории событий, которые были лишь названы и недостаточно подробно охарактеризованы в канонических книгах Библии. Очень многие апокрифические легенды были записаны в послепленный период, когда евреи утратили активное владение древнееврейским языком, перейдя в бытовом общении на арамейский и греческий языки. Письменная фиксация таких сочинений может быть датирована последними столетиями до Р. Х. В литературном оформлении апокрифических сюжетов этого времени нашли отражение многие идейные и культурные напластования, которые образовались в Палестине в результате того, что эта территория последовательно подпадала под власть Египта, Ассирии, Вавилонии, государства Ахеменидов, империи Александра Великого, в III–II вв. до Р. Х. она стала объектом борьбы между Птолемеями и Селевкидами, а затем оказалась завоеванной Римской империей. Апокрифы ветхозаветные вобрали в себя многое из религиозных представлений тех народов, с которыми населению Палестины приходилось вступать в контакты. Именно это обстоятельство сделало Апокрифы ветхозаветные универсальным повествованием, которое затем было легко адаптировано христианским, мусульманским мирами и различными дуалистическими мировоззрениями.

Апокрифы ветхозаветные сыграли важную роль в формировании многих аспектов иудейского, христианского и мусульманского богословия. Апокрифические сочинения оказали влияние на оформление космологических и антропологических представлений, на учение о трансцендентности Бога, ангелологию, на понятие о грехе и диаволе, о Воскресении и Рае, на выработку этических норм. Особенно сильным было воздействие апокрифов ветхозаветных на возникновение эсхатологических концепций и развитие мессианских доктрин как 3 монотеистических религий, так и ряда дуалистических верований.

Появление апокрифов ветхозаветных было вызвано не только стремлением лучше понять тексты Священного Писания на древнееврейском языке, но и дать им новое истолкование, соответствующее изменившейся ситуации. Письменную фиксацию апокрифических сюжетов часто связывают с творчеством различных общин, идеологически противопоставлявших себя ортодоксальному иудаизму. Благодатной почвой для развития тем апокрифов ветхозаветных стал, например, иудейский гносис. Общины, несомненно, обменивались между собой плодами своего лит. творчества, поэтому связь того или иного текста с деятельностью определенной оппозиционной группы трудно уловима и доказуема.

С возникновением христианства наступает новый этап в лит. истории апокрифов ветхозаветных. Эти тексты были восприняты христ. традицией, многие из них были переработаны как по содержанию, так и по форме. Через переводы апокрифов ветхозаветных стали достоянием всех литетатур христианского мира. В переводах и локальных переработках они известны на сир., копт., эфиоп., арм., груз., араб., лат., слав. языках в древности, а в более позднее время и в переводах на современные языки Европы и Азии.

В VII в. с появлением ислама апокрифические сюжеты и мотивы посредством устной передачи, а также под влиянием иудейских и христианских разноязычных письменных источников стали распространяться в мусульманском мире. Будучи литературно обработанными в этой новой среде, они снова возвращались в иудейскую и христианскую литературы в измененных редакциях.

Многовековая и разноязычная традиция бытования апокрифов ветхозаветных заставляет при их изучении пользоваться целым комплексом письменных источников, которые можно разделить на источники иудейского происхождения, источники христ. и мусульм. происхождения, а также источники, относящиеся к различным дуалистическим верованиям.

Для изучения начального периода письменного оформления апокрифов ветхозаветных большое значение имеют сочинения евр. философа и экзегета Филона Александрийского, евр. историка Иосифа Флавия. Особенно важны для этого времени тексты, обнаруженные в Кумране (150 до Р. Х.— 68 по Р. Х.). Там были найдены полностью или в отрывках оригиналы апокрифических сочинений, известных до того на языках христ. культурного мира («Книга юбилеев», «Завещание 12 патриархов», книги Еноха и др.), а также тексты ранее неизвестных апокрифов ветхозаветных («Апокриф книги Бытия», «Речения Моисея» и др.). Публикация кумранских текстов позволила решить многие проблемы в изучении апокрифов ветхозаветных: вопросы языка оригинала, уточнение датировок произведений, определение круга идей, характерных для апокрифов ветхозаветных, и то, как отдельные воззрения (напр., апокалиптические или мессианские) видоизменялись при переходе из иудейской среды в христ. или мусульм. Для времени после падения Иерусалима (70 по Р. Х.) имеют значение таргумы — переводы канонических книг еврейской Библии на арам. язык, сопровождающиеся объяснением текста и часто дополнением его (Таргум Онкелоса, Таргум Ионафана, иерусалимский и палестинский таргумы), Талмуд (иерусалимский и вавилонский), раввинистическая литература (мидраши исторические, экзегетические и каббалистические; произведения средневек. евр. писателей: Авраама бен Эзры, Моисея Маймонида, Давида Кимхи, Иосифа Каро, Моисея Иссерлеса).

Христианская словесность также изобилует источниками для изучения апокрифов ветхозаветных. Раннехристианские авторы: св. Иустин Мученик, Климент Александрийский, Евсевий Кесарийский, используя и интерпретируя апокрифические мотивы, развивали мысль о влиянии судьбы еврейского народа на языческие народы, т. е. то, что высказывали уже Иосиф Флавий и Филон Александрийский. Христианские экзегеты, как и их предшественники еврейские экзегеты, часто ссылались на апокрифические рассказы, заимствуя их содержание как из устного предания, так и из различных письменных источников. Много апокрифических подробностей можно обнаружить в библейских толкованиях Оригена, блж. Иеронима, св. Ефрема Сирина и др. отцов Церкви. Исторические книги христиан начинались с изложения ветхозаветных событий по библейским книгам и их толкованиям, это повествование христианские историки дополняли своими апокрифическими деталями и подробностями. Историческая литература такого рода представлена Палеей и всемирно-историческими хрониками, традиция составления которых восходит к Евсевию Кесарийскому. Апокрифические сюжеты обнаруживаются в византийских хрониках Георгия Синкелла, Георгия Амартола, Георгия Кедрина и Михаила Глики. В сир., арм., арабо-христ., эфиоп. исторических сочинениях также можно найти различные ветхозаветные апокрифические легенды.

В мусульманской письменности ветхозаветные темы и образы отразились уже в Коране, и ранние его комментаторы, осознавая связь коранических представлений с иудейскими и христианскими, привлекали апокрифы ветхозаветные. и первой и второй традиции для объяснения текста Корана. Такая кораническая экзегеза представлена тафсирами (напр., тафсир ат-Табари). Другими мусульманскими источниками, развивающими мотивы апокрифов ветхозаветных, были историография (хроники аль-Масуди, аль-Бируни, Ибн аль-Асира) и сочинения справочно-энциклопедического характера: «аль-Фихрист» Ибн ан-Надима, «Книга истории о мудрецах» Ибн аль-Кифти, «Книга нанизанных жемчужин» аль-Аби и др.

Интересным, но малоисследованным источником для изучения апокрифов ветхозаветных являются тексты дуалистических верований — гностические, манихейские, мандейские, павликианские, богомильские легенды, основанные на библейских сюжетах.

Специфические черты своей идеологической окраски апокрифы ветхозаветные приобретали, циркулируя в разной религиозной среде. Их анализ позволяет определить время, место и обстоятельства, при которых происходила письменная фиксация апокрифического сюжета, проследить, как он видоизменялся, перемещаясь во времени и пространстве.

Для апокрифов ветхозаветных, получивших письменную форму в ранней иудейской традиции, характерно стремление подчеркнуть важность еврейской истории для мирового развития, богоизбранность еврейского народа (Сивиллины книги II 175; Завещание Моисея 1. 12). Апокрифические рассказы изобилуют гипертрофированными деталями, уснащаются описаниями чудес с участием демонов, духов и ангелов. Действие в рассказах часто переносится с земли на небо, напр. Соломон строит храм и совершает др. славные деяния с помощью демонов, которые подчиняются ему, поскольку у него есть перстень с выгравированным именем Бога (Завещание Соломона 2).

В христианской среде апокрифы ветхозаветные были дополнены и обрели новый смысл. Так, в одном из рассказов сообщается, что Адам, совершая покаяние, получил откровение о Воплощении (Завещание Адама 3); Сиф, будучи восхищен на небо, там узнал о грядущем пришествии Иисуса Христа (Там же). В хронологии различных исторических событий место субботнего дня, имевшего важное значение для иудаизма, занял день воскресный. Христианские авторы именно к этому дню приурочили многие важные ветхозаветные события: ковчег Ноя пристал к Араратским горам в «неделю», в этот день Бог явился Аврааму под Мамврийским дубом и евреи перешли Чермное море (Порфирьев. Апокрифические сказания. С. 97–98). Хронологически сопоставляя события ветхозаветной и новозаветной истории, византийский историк Георгий Кедрин сообщает, что первым днем мира был первый день еврейского месяца нисана и именно в этот день затем произошли Благовещение Деве Марии, Воскресение Иисуса Христа и произойдет в будущем Второе пришествие Спасителя.

Приняв еврейское Священное Писание в качестве 1-й части своей Библии, христианские авторы начиная с канонических текстов Нового Завета стали постоянно сопоставлять ветхозаветный мир с миром христианским, поскольку новое вероучение усматривало прообразовательный смысл ветхозаветных лиц, событий и деяний для лиц, событий и деяний христианской истории. Ветхозаветные персонажи праотец Адам и Мелхиседек, царь Салима и священник Бога Всевышнего начиная уже с Нового Завета (Рим 5; Евр 5–7) постоянно сопоставляются с Иисусом Христом, поэтому многие христианизированные апокрифы ветхозаветные посвящены именно им: напр., в христианской апокрифической письменности сформировалось представление о том, что Голгофа, где распяли Спасителя, — это то самое место, где похоронен Адам; древо крестное — дерево, вкушая плоды которого пал Адам. Один из наиболее известных апокрифов ветхозветных, «Завещание 12 патриархов», литературно сложившийся еще в Маккавейский период еврейской истории, в нач. II в. по Р. Х. был интерполирован христианским автором с целью дать дополнительные указания на Иисуса Христа и Церковь.

В мусульманском мире апокрифическая традиция приобрела авторитет потому, что истории наиболее известных ветхозаветных персонажей — Ноя, Лота, Авраама, Моисея, Иосифа — изложены уже в Коране. Рассказ о всемирном потопе и Ное (Нухе) в коранической интерпретации — это подтверждение идеи о мировой истории как череде катастроф, увенчанных миссией пророка Мухаммада, приход которого и завершает историю человечества. История о Лоте (Луте) обросла в Коране многими послебиблейскими апокрифическими особенностями. Превратившись в Коране в пророка-двойника Мухаммада и прообразовав его жизненный путь (напр., мотив изгнания из родного города за проповедь), Лот стал для мусульман персонажем более значимым, чем он был в Ветхом Завете. Один из ведущих героев мусульманской традиции Авраам (Ибрахим) упоминается в Коране чаще др. библейских персонажей. Его образ служит укреплению учения Мухаммада, ниспровергающего, подобно Аврааму, идолопоклоннические языческие традиции и покусившегося на веру предков. Существенное место в кораническом сказании занимает тема Авраам и Кааба — «дом Аллаха», когда Авраам не только предзнаменовал появление Мухаммада, но и определил правила поведения в храме Единого Бога, установил ритуал мусульманского паломничества к дому Творца. Все рассказы о героях еврейской Библии приобрели в Коране множество дополнительных подробностей, источниками которых стали как иудейские и христианские апокрифы ветхозаветные в устной и письменной форме, так и их обработки в различных дуалистических верованиях.

В большинстве дуалистических вероучений еврейский Танах или вовсе не был воспринят в качестве Священного Писания, или был признан лишь частично (напр., богомилы признавали лишь Псалтирь и Книги пророков). Тем не менее формируя свои мировоззренческие концепции (космологические, эсхатологические), многие гностические секты пользовались и каноническим библейским, и апокрифическим материалом. Гностические сочинения из Наг-Хаммади, а также изложение содержания гностических мифов у отцов Церкви (святых Ипполита Римского, Епифания Кипрского) показывают, что гностики, полемизируя как с буквой, так и с духом канонических и апокрифических текстов, противопоставляли им свои варианты известных тем и сюжетов. Их гностические трактовки отличаются большим разнообразием (напр., П. Нагель, анализируя группу текстов из Наг-Хаммади, обнаружил в них 6 различных типов истории рая (Nagel P. Die Auslegung des Paradieserzählung in der Gnosis // Altes Testament — Frühjudentum — Gnosis: Neue Studien zu «Gnosis und Bibel». B., 1980. S. 49–70)). В среде приверженцев таких дуалистических верований, как манихейство и богомильство, есть примеры того, что апокрифические произведения не только стали известными и популярными, но и были канонизированы. Одна из версий книг Еноха, «Книга гигантов» в переводе на среднеперсид. язык, переработанная в манихейском духе, была приписана авторству Мани и вошла в число канонических текстов манихейства. Образы книг Еноха стали одними из главных источников при составлении богомильской «Тайной книги», излагающей основные положения космогонии и эсхатологии этих еретиков.

Апокрифы ветхозаветные внесли значительный вклад в сложение различных сторон христианской культуры. Прежде всего под их непосредственным воздействием оказалась христианская литература. Апокрифы ветхозаветные стали важной структурообразующей частью всемирно-исторических хроник — жанра, получившего распространение у всех христианских народов. Христианская патристика в лице христианских апологетов и экзегетов активно использовала апокрифические сюжеты и детали для толкования отдельных мест Свящ. Писания и установления интертестаментальных связей Ветхого и Нового Завета. Сюжеты некоторых апокрифических сочинений стали темами гомилий Ефрема Сирина, Григория Назианзина, Севера Антиохийского, Иакова Серугского и др. Под самым непосредственным воздействием апокрифов ветхозаветных сформировались различные виды агиографического жанра. Так, герои «4-й книги Маккавеев» рассматривались в качестве прототипов христианских мучеников, а сама книга оказала влияние на христианский жанр мартириев-мученичеств. Мотивы «Истории Иосифа и Асенефи» использованы в «Мученичестве св. Варвары», «Мученичестве св. Ирины», «Мученичестве св. Христины». А. в. нашли отражение в различных гимнографических жанрах. Тропари, исполняемые в 4-ю неделю Великого поста, развивают представление о том, что Крест Спасителя был сделан из 3 деревьев; тропарь, исполняемый в Неделю сыропустную, описывает страдания Адама после изгнания из рая. Много апокрифических деталей библейской истории содержат песнопения Ефрема Сирина на Рождество, а также его гимны о рае. Сюжеты апокрифов ветхозаветных стали темами христианской иконографии, широко использовались во всех видах живописи, от книжной миниатюры до монументальных росписей. Литература и живопись позднего Средневековья, Нового и Новейшего времени также не избежали влияния апокрифов ветхозаветных («Божественная комедия» Данте, «Потерянный Рай» Мильтона, «Маятник Фуко» Умберто Эко и др.).

Поделиться:
Апокрифы
Сатанинская литература
×
Соглашаюсь с комментариями к данной книге
×
Спасибо, ваше согласие отправлено
×
Верите ли вы, признаете и исповедуете Иисуса Христа
пришедшего в человеческом теле (плоти)?
верю, признаю и исповедую     
Выберете один или несколько стихов которые хотите прокомментировать, потом прокрутите страницу вниз к форме комментария ×
vethozavetnye-apokrify