Версия для печати

Деяние святого апостола Андрея

Главы

1
2
3
4
5
6

Предисловие

Апокрифы о Андрее Первозванном. Согласно четвероевангелию, Андрей был галилеянином и братом апостола Петра (Матфей, IV, 18–20). По евангелию от Иоанна (I, 35, 40–42), Андрей – один из учеников Иоанна Крестителя, еще раньше Петра призванный на Иордане Христом (отсюда «Первозванный»). Наряду с этими каноническими известиями Андрей – персонаж многих апокрифов; первым о них упоминает историк церкви Евсевий Кесарийский (около 263–339 гг.) со ссылкой на Оригена (185–254 гг.). Известны коптские и эфиопские «Деяния Андрея и Варфоломея», которые не имеют прямых связей с сирийскими, греческими, грузинскими, латинскими памятниками. Впрочем, общей чертой для всех отреченных произведений об Андрее надлежит считать то, что он изображается «апостолом севера» и скифов, просветителем южных, восточных и северных берегов Черного моря. Местопребыванием Андрей избирает Синоп, откуда и отправляется в свои миссии; самый северный их предел – Херсонес Таврический. Исходный пункт последнего его путешествия – также Синоп. Просветив по дороге Византию, апостол прибывает в Патры Ахайские, где заканчивает земное служение мученической смертью на «андреевском» (косом) кресте. Ко времени создания Кириллом и Мефодием славянской азбуки и письменности в Греции обращалось множество апокрифических текстов, героем которых был Андрей. Для южно- и восточнославянской литературы из них имеют значение прежде всего «Деяния апостолов Андрея и Матфея и городе антропофагов» и «Деяния апостолов Андрея и Петра в стране варваров». Содержание первого из них (славянский перевод лишь в частностях отличается от греческого оригинала) таково. Иисус разделил апостольские уделы по жребию, и Матфею выпало идти в страну человекоядцев. «Вынув» пришельцу глаза, они заточили его в темницу и обрекли на заклание через несколько дней. Матфея исцелил явившийся ему Христос, Андрею же поведено было идти в город человекоядцев. На море Андрей нашел корабль с неузнанным кормщиком Христом, тот по дороге совершил разные чудеса (ангел доставил путникам хлеб с неба, буря утихла и пр.). Когда апостол помолился у ворот темницы, стражи испустили дух, когда сотворил крестное знамение, двери узилища отворились. Освободив Матфея, Андрей исцелил и выпустил на волю готовившихся к смерти узников, затем обратил к богу и крестил антропофагов. Существует ряд публикаций славянского «Деяния Андрея и Матфея» (Ст. Новакович, М. Н. Сперанский, П. А. Лавров, К. Истомин использовали 8 списков XIV–XVII вв.; последний указал также списки БАН 32.6.3, ГПБ Q.I.801 и F.XVII.38, все XVII в.). Древнейшие списки – сербской и болгарской рецензии, русские не старше XVI в. «Деяние Андрея и Петра в стране варваров» (Слово святых апостол: Петра и Андрея, Матфея и Руфа, и Александра) начинается с того, как Андрей со спутниками покинул город человекоядцев, как апостолы были подняты чудесной силой на гору, где явившийся им Христос повелел идти на проповедь в город варваров. На поле у этого города апостолы сотворили чудо: услав за хлебом пахаря, сами принялись за его работу. Андрей пахал, а Петр сеял. До возвращения пахаря нива «прозябе», заколосилась и вызрела, отчего пахарь и уверовал в них. Но варвары не хотели пустить апостолов в город и, чтобы отпугнуть их, поставили в воротах нагую блудницу. По молитве Андрея ангел поднял ее за волосы «на аер», и путь был свободен. Увидя чудо, блудница, а вслед за нею и другие горожане обратились в истинную веру. К ней хотел примкнуть и богач Онисифор, но требование оставить богатства и близких взбесили его, и он стал избивать Андрея и Петра. Услышав, что легче верблюду пройти сквозь угольное ушко, нежели богатому в царство небесное, Онисифор стал глумиться над Петром и требовать доказательств. По молитве Петра на глазах варваров верблюд прошел в угольное ушко, и Онисифор окончательно уверовал. Таков сюжет греческого апокрифа. Славянские списки в полном виде его не воспроизводят. В протографе двух из них (изданного К. Истоминым по Златострую XII в. и неизданного списка ГПБ, Соф. собр., № 1261, л. 25–25 об., XIV–XV в.), видимо, была механическая порча (нет начала, а эпизод с Онисифором недосказан). Список XVII в. (опубликован Н. С. Тихонравовым) имеет заглавие, но оканчивается чудом с блудницей и проповедью в городе варваров. Высказывалось мнение, что оба греческих «Деяния» первоначально составляли один памятник. О былой связи можно судить по началу второго «Деяния» (ср. славянский перевод: «Яко изыдоша апостоли Христови из града человекоядьска...»). Однако в греческой рукописной традиции памятники существуют только порознь; врозь они могли появиться и у славян. Впрочем, вопрос о времени, месте и взаимоотношениях славянских переводов остается открытым. То и другое «Деяние» принадлежат к жанру, который в ранних индексах отреченных книг (Изборник 1073 г., Тактикон Никона Черногорца) именуется «обходами апостольскими», притом в славянской традиции встречается пояснительная глосса: «Что приходили ко граду и обретоша человека, орюща волы, и просиша хлеба. Он же иде во град хлеба ради. Апостоли же без него взораше ниву и насеяша. И прииде с хлебы и обрете пшеницу зрелу». Следовательно, имелся в виду один лишь памятник, «Деяние в стране варваров». Это нуждается в истолковании, ибо славянское «обходи», как и греческое Περιόδοι подразумевают, конечно, группу произведений. Обращалось внимание на то, что мотив апостольской помощи и награды за нее (пахарь принес в город варваров сноп от чудесного урожая и рассказал обо всем жителям) встречается в ряде народных легенд о хождении по земле Христа вместе с апостолами и святыми. Указывалось на сходство «Деяния в стране варваров» и былины о Микуле Селяниновиче. В славяно-русской письменности известны и другие апокрифы, в частности «От учения святаго апостола Андрея» (М. Н. Сперанским по материалам А. Н. Попова опубликован сербский список XV в.). Это, как очевидно, перевод из «Πράξειζ ’Απ. ’Ανδρέου» (эпизод раздела 10 первого из четырех путешествий Андрея). А. относится к тому жанру, который славянские индексы называют «учениями апостольскими». В греческом оригинале описана проповедь в городе Амисинов, в синагоге. Славянский перевод места проповеди не называет, вместо синагоги находим «снем». Андрей заявляет, что он – первый ученик Иоанна Предтечи, затем как очевидец описывает крещение Иисуса, Андрей учит об ангельских чинах, о ниспадении десятого чина и его начальника, ставшего князем тьмы, о сотворении человека «в него место», говорит о Каине и его прегрешениях до убийства Авеля, о потопе и других моментах священной истории, вплоть до воскресения Христова. Памятник (в нем много совпадений с Исторической и Толковой палеей) отразился в опубликованной И. Я. Порфирьевым «Повести... Андрея с Епифанием о вопросех и ответех». Есть среди «андреевских» текстов и псевдоэпиграфы, произведения, приписанные апостолу и не носящие апокрифического характера. Таково «Слово апостола Андрея», опубликованное М. Н. Сперанским по списку XIV–XV в. «югославянского письма»; оно «кажется даже не греческим; может быть, оно создалось на славянской почве» (ЧОИДР, 1889, кн. 3, отд. I, с. 54). В этом коротком «Слове» даны наставления с позиций справедливости и христианской любви. Подборка текстов, касающихся Андрея Первозванного, помещена в ВМЧ под 30 ноября (день его памяти): «Страсть... апостола Андрея»; «Слово о проявлении крещения Рускыя земля святаго апостола Андреа, како приходил в Русь»; «Мучение... апостола Андреа Прьвозваннаго»; «Святую апостолу Андреа и Матфеа деание и конець святаго Андрея» (это Житие Андрея, принадлежащее перу Епифания Кипрского); «Прокла архиепископа Костянтинаграда слово похвално святому апостолу Андрею»; «Святаго апостола Андреа Пръвозваннаго» (это отрывок из «Сказания» Симеона Метафраста об Андрее; по списку конца XVII в. «Сказание» опубликовано К. Истоминым). Подборка ВМЧ еще ждет своего исследователя, включая легенду о путешествии апостола по Руси. Этот древнерусский апокриф лишь формально может быть отнесен к жанру «обходов» (или «хождений») апостольских. В поздних греческих «Πράξειζ ’Απ. ’Ανσρέου» описаны, явно по аналогии с путешествиями ап. Павла, четыре путешествия Андрея. Третье из них охватывает север – Грузию, Кавказ, Пантикапею, Феодосию, Херсонес Таврический. Потом Андрей морем возвращается в Синоп, движется дальше – к Византии, которую крестит, и оканчивает жизнь на косом кресте в Патрах Ахайских. Таким образом, русская легенда – вставка между третьим и четвертым путешествиями (начинается легенда с Херсонеса, а кончается Синопом). Однако в летописном апокрифе у героя нет миссионерских целей. «По приключаю» (цитируем Лаврентьевскую летопись), т. е. случайно, без наперед обдуманного намерения, он пристал на ночь к берегу под киевскими горами, «идеже послеже бысть Киев». Утром Андрей предсказал «сущим с ним» ученикам, что на горах воссияет благодать, воздвигнется великий город со множеством церквей. «И въшед на горы сия, благослови я, и постави крест...». Следующая остановка – в земле «словен, идеже ныне Новъгород». Единственное, чему здесь «удивися» путешественник, – «како ся мыють и хвощются». Потом, преодолев долгий путь, Андрей дал в Риме отчет лишь о новгородских банях (ни слова о киевском кресте!): «И то творять по вся дни, не мучими никимже, но сами ся мучать, и то творять мовенье собе, а не мученье». И затем Андрей воротился в Синоп. Кружный путь апостола не должен вызывать удивления: именно через Русь возвращались в Рим из Константинополя папские легаты после разрыва переговоров с византийской церковью (может быть, плавание Средиземным морем было опасным). Не подходит и распространенная интерпретация легенды как насмешки жителя Киева (где парных бань не знали) над обычаями новгороддев: если в Риме Андрей не обмолвился о киевском кресте, то, видимо, это более поздний компонент апокрифа. Создается впечатление, что целью этого путешествия была именно «земля словен», именно странный для южанина северный обычай. С летописным апокрифом уже сопоставлялся анекдот, рассказанный в XVI в. иезуитом Дионисием Фабрициусом в его «Истории Ливонии». Речь идет о случае, будто бы имевшем место в XIII в. Братия католического монастыря в Фалъкенау (Ливония) потребовала у папы увеличения содержания, ссылаясь на аскетическую жизнь, на «изнурение плоти». И действительно, папский посол, присланный из Рима, стал свидетелем того, как ливонские монахи в страшной жаре хлещут себя прутьями, потом окатываются ледяной водой, и так раз за разом. Итальянец видел то же, что видел Андрей, – парную баню, но не понял, что это «мовенье, а не мученье». По докладу вернувшегося в Рим посла папа нечто приплатил обители в Фалъкенау. Это «банный анекдот» (северяне надули южанина), но исследователь анекдота Д. Герхардт увидел здесь именно «мучение», т. е. некий древний обряд умерщвления плоти, лишь впоследствии потерявший обрядовые функции. Конечно, баня была связана с языческим культом и могла сохранить реликтовые культовые функции и после христианизации. Но анекдот Фабрициуса можно объяснить и не выходя за рамки христианства. XIII век – век расцвета движения флагеллантов («бичующихся»). Флагелланты сами бичевались в монастырях, бичевали прихожан перед отпущением грехов. Процессии флагеллантов (первая волна – 1260 г.) наводнили Италию, Южную Францию, затем Германию, Фландрию, доходили до Моравии, Венгрии и Польши. Только Англия (и, конечно, православная Русь) остались в стороне от этого изуверского движения, которое в конце концов было осуждено и запрещено папством. Но когда бы легенда о новгородских банях ни попала в ПВЛ, это случилось ранее 1260 г. Однако флагеллантство (и теория, и практика) также появилось раньше. При Карле Великом «самоистязателем» был св. Вильгельм, герцог Аквитанский; в X в. на этом поприще рьяно подвизался св. Ромуальд. XI век дал теоретика флагеллантства Петра Дамиани (1007–1072 гг.), автора трактата «Похвала бичам». Русская легенда флагеллантство отрицает. С течением времени сложилась и «благочестивая» версия новгородской легенды, зафиксированная в Степенной книге (ПСРЛ, т. 21, 1-я пол. СПб., 1908, с. 7): «...Егда проповедал слово божие в Синопии и в Херсонии, и оттоле бывшу ему на реце на Днепре, и тамо на горах помолися и крест постави, и благослови и пророчествова на том месте бытие Киева града и всей Рустей земли святое крещение. Оттоле же пришед, идеже ныне Великий Новград стоит, и тамо жезл свой водрузи во веси нарицаемой Грузино, идеже ныне есть церковь во имя... Андрея Первозванного. Прообразоваше же... крестом на Рустей земли священное чиноначалие... Жезлом же преобразив Руси царское скипетроправление...». Этот жезл – позднего происхождения, о чем писал Е.Голубинский: «От этого водружения апостолом будто бы и село получило свое имя (Друзино или Грузино от водружения или вогружения...). Ясно, что имя села подало повод сложиться сказанию о водружении... к чему присоединилось случайное обстоятельство, что приходская церковь была во имя апостола Андрея» (История русской церкви. М., 1880, т. 1, ч. 1, с. 7, примеч. 4). В Степенной книге уже есть зародыш позднего культа Андрея, которого при Иване Грозном стали воспринимать как крестителя Руси, а при Петре – и как небесного патрона России.



Изд.: Тихонравов. Памятники, т. 2, с. 5–10; Novaković St. Apokrifi jednoga srpskog ćirilovskog zbornika XIV v. – Starine. U. Zagrebu, 1876. 8, s. 55–69; Порфирьев И. Я. Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях по рукописям Соловецкой библиотеки. – СОРЯС, 1877. т. 17, № 1, с. 87–89; Лавров П. А. Апокрифические тексты. – СОРЯС, 1899, т. 17, № 3; Истомин К. Из славяно-русских рукописей об апостоле Андрее. СПб., 1904, с. 11–14. Лит.: Василъевский В. Русско-византийские отрывки. – ЖМНП, 1877, январь, с. 58–76; Сумцов Н. Очерки истории южнорусских апокрифических сказаний и песен. – Киевская старина, 1877, сентябрь, с. 44; Малышевский И. И. Сказание о посещении русской страны св. апостолом Андреем. – В кн.: Владимирский сборник. Киев, 1888, с. 1–51; Петровский С. В. Апокрифические сказания об апостольской проповеди по Черноморскому побережью. – Зап. Одес. о-ва ист. и древн. Одесса, 1897, т. 20, с. 29–148, 1898, т. 21, с. 1–184; Погодин А. Л. Повесть о хождении апостола Андрея в Руси. – Byzantinoslavica. Praha, 1937–1938, 7; Gerhardt D. I) Das Land ohne Apostel und seine Apostel. – In: Festschrift für D. Čyževskyj zum 60. Geburtstag. Berlin, 1954, S. 129 ff; 2) Űber Vorkommen und Wertung der Dampfbäder. – Zeitschrift für slavische Philologie. Leipzig, 1955, Bd 24, S. 82–90; Кузьмин А. Г. Сказание об апостоле Андрее и его место в Начальной летописи. – В кн.: Летописи и хроники. Сб. статей 1973 г. М., 1974, с. 37–47; Мюллер Л. Древнерусское сказание о хождении апостола Андрея в Киев и Новгород. – Там же, с. 48–63.
Н. В. Понырко, А. М. Панченко



http://onlineslovari.com/slovar_knijnikov_i_knijnosti_drevney_rusi/page/...
http://enc-dic.com/rusbooks/Apokrif-o-andree-pervozvannom-23/

Предисловие 2

В книге вы найдете оригинальные греческие и латинский тексты и комментированные русские переводы одного и древних апокрифов - «Деяний апостола Андрея», самых древних свидетельств о жизни апостола Андрея, которые были составлены в промежутке от II до X вв. В них описываются жизнь, проповедь и кончина апостола Андрея, и содержится много ценных сведений по истории древнего христианства. Большинство текстов переведено на русский язык впервые.
Цель настоящей книги — познакомить русского читателя с одним из самых интересных и, пожалуй, самым философским апокрифом раннего христианства. «Деяния Андрея», утраченные в своем первоначальном виде где-то около рубежа I и II тысячелетий, за последние полтора века были восстановлены, насколько это возможно, несколькими поколениями исследователей по различным источникам. И вот полтора десятка лет назад началась новая история этого памятника, который внезапно привлек пристальное внимание научного мира,: о чем свидетельствует резко увеличившееся в 90-е гг. 20 века количество работ.


К сожалению, в России исследования андреевской традиции, начатые в кон. XIX в. В. Г. Васильевским и о. С. Петровским, прервали события 1917 г. Да и до того времени отечественному читателю было известно (по переводу Казанской духовной Академии) разве что «Письмо пресвитеров и дьяконов ахейских», текст далёкий от оригинального. Увеличившийся за последние два десятилетия в российском обществе интерес к фигуре апостола Андрея, увы, до сих пор не был подкреплен основательной и научно достоверной литературой. Хочется надеяться, что наша книга несколько изменит эту ситуацию.
Для перевода на русский язык были выбраны четыре текста, которые, как кажется, лучше всего могут охарактеризовать первые шаги андреевского предания в христианской ойкумене. Это Acta Andreae, реконструированные Ж.-М. Приером по различным источникам; латинская «Книга о чудесах блаженного апостола Андрея» Григория Турского, сохранившая всю безвозвратно утраченную начальную часть греческого оригинала; «Деяния Андрея и Матфия в городе людоедов» — первое и самое популярное продолжение истории апостола; и, наконец, т. н. Laudatio Никиты Давида Пафлагона, который на рубеже IX-X вв. подверг риторической обработке как некоторые эпизоды древних актов, так и житие Первозванного, составленное в IX в. Епифанием Монахом.


Учитывая традиции серии «Scrinium philocalicum» и возросшую в последнее время среди отечественных читателей тягу к древним языкам, перевод указанных памятников сопровождается в книге оригинальным текстом по-гречески или на латыни. Перевод всех памятников был сделан на современный русский язык без каких-либо элементов архаизации, столь привычных для большинства современных агиографических текстов. Примечания к переводу ограничиваются лишь указанием ссылок на Священное Писание и другие тексты андреевской традиции и на конъектуры в оригинальных текстах, а также пояснением наиболее темных и сложных мест в памятниках. Было решено отказаться от комментирования античных реалий. В примечаниях к тексту Laudatio внимание сосредоточено на использованных там древних актах Андрея: подробный комментарий к остальному тексту читатель найдет в переводе Никитиного источника — жития Епифания Монаха, опубликованного там же, откуда был взят оригинал Laudatio. Все расшифровки сиглов к различным текстам см. в статье «Рукописная традиция Деяний Андрея».



http://eshatos-lib.ru/files/Deyania-Andre

Предисловие 3

[греч. ̓Ανδρέου Πράξεις, лат. Acta Andreae], раннехрист. апокриф. Попытку реконструкции текста не дошедшего до нас оригинала предпринял Ж. М. Приёр, проанализировавший все его позднейшие переработки. Появление А. д. относится ко 2-й пол. II в. (вероятнее, ок. 150); место их создания остается предметом дискуссий: это может быть как Греция - место мученической кончины ап. Андрея, так и М. Азия, Сирия или Египет. В III в. А. д. наряду с деяниями апостолов Петра, Павла, Иоанна и Фомы были включены в т. н. Корпус Левкия. Впервые о них среди др. неканонических текстов упоминает в 1-й четв. IV в. Евсевий Кесарийский (Церк. ист. III 25. 6); свт. Епифаний Кипрский, обличая еретический характер этого сочинения, приписывает его апотактитам (апостоликам) или оригенистам (Epiph. Haer. 47. 1. 5; 61. 1. 5; 63. 2. 1). Лат. писатели кон. IV - нач. V в. Филастрий, еп. Брешианский (Divers. her. // CCSL. T. 9. P. 255), блж. Августин (Contra Fel. II 6) и Еводий Узальский (De fide contra Man. 38) считали А. д. связанными с манихеями (об их популярности в этой среде свидетельствуют папирусные отрывки из т. н. Манихейской псалтири III в., однако манихейское происхождение А. д. сомнительно). Один из эпизодов деяний упомянут в Послании Псевдо-Тита (V в.), автор к-рого принадлежал к секте присциллиан. Несомненный апокрифический характер А. д. подтвержден в декрете папы Геласия I (Decretum Gelasianum, 494), где они названы «сочинением еретиков и схизматиков». Последним из греч. авторов о них упоминает во 2-й пол. IX в. К-польский Патриарх свт. Фотий, считающий их, как и весь «Корпус Левкия», «бездарными, нелепыми и противоречивыми» (Bibl. 114).
Первоначальный текст А. д. содержал, по свидетельству Филастрия, описания деяний ап. Андрея, «совершенные им по пути из Понта в Грецию». Оригинал реконструируется прежде всего на основании Книги о чудесах ап. Андрея Григория Турского (Liber de miraculis beati Andreae apostoli, ок. 591-592), а также копт. папирусного отрывка IV в. (Pap. copt. Utrecht I) и позднейших обработок заключительной части текста - арм. Мученичества св. ап. Андрея VI-VII вв. ((?)րաղեաճ Ք· Աճկաճռճ գիրղ արակելակաճղ· Վեճետիկ՛ 1904. Էջ 146-167), греч. Жития св. ап. Андрея Епифания Монаха (1-я пол. IX в.) и греч. Патрских деяний, сохранившихся в неск. редакциях (BHG, N 94h, 95, 97, 98, 99c). Кроме того, переработанные отрывки из А. д. вошли в состав др. греч. текстов (BHG, N 94, 96, 100).
Согласно реконструкциям текста А. д. ( J.-M. Prieur, D. R. MacDonald), свою проповедь ап. Андрей начинает на юж. берегу Чёрного м., двигаясь через Понт и Вифинию на запад. Из-за присоединения к итинерарию А. д. др. апокрифического сказания, Деяний Андрея и Матфия в городе людоедов, из текста Григория Турского неясно, где начинается путешествие ап. Андрея и где он совершает первое чудо - исцеление слепого. В Амасии он воскрешает раба-египтянина у знатного горожанина Деметрия и избавляет юношу Сострата от ложных обвинений; в Синопе изгоняет беса, вошедшего в сына некоего Гратина; в Никее прогоняет 7 бесов, живших среди гробниц и побивавших камнями прохожих; этих же бесов он побеждает вторично в Никомидии, воскресив растерзанного ими (в обличье псов) юношу. Затем ап. Андрей, укрощая бурю, переправляется в Византий (буд. К-поль), поражает при помощи ангела толпу вооруженных разбойников во Фракии и чудесно уплывает из Перинфа в Македонию. В Филиппах апостол предотвращает брак между двоюродными братом и сестрой (этот эпизод описывается в Послании Псевдо-Тита), спасает юношу Эксоя, с к-рым отправляется в Фессалонику. Там он исцеляет сына горожанина Карпиана и бесноватого юношу, а затем возвращается в Филиппы, чтобы вылечить сына некоего Медия. После ряда чудес ап. Андрея приводят на допрос к проконсулу Вирину; затем он убивает змия и видит во сне Христа с апостолами Петром и Иоанном. Наконец, ап. Андрей отправляется в Ахайю, где обращает ко Христу сначала проконсула Лесбия, а затем (совершив ряд чудес и исцелений в Патрах, Коринфе и Мегаре) жену проконсула Эгеата Максимиллу и его брата Стратокла, за что проконсул заключает апостола в тюрьму и затем распинает на кресте.
Богословские воззрения, отраженные в А. д., проанализированы Ж. М. Приёром (Prieur. Andreasakten. S. 103-107). Согласно им, родственный Богу элемент («душа», «дух», «ум», «человек») оказался заключен в тело и подчинен злым началам - «времени», «движению», «множественности» (τὰ πολλά), «бытию» (γένεσις); сам человек не осознавал это состояние из-за действия враждебных демонических сил. Возможность выйти из него он получил лишь после Откровения, к-рое позволило ему осознать (γνωρίζειν) свое божественное происхождение и господство над собой злых сил. Откровение происходит через чудеса и проповедь апостолов. Ап. Андрей, «посвященный в майевтику и мантику», своими деяниями пробуждает в людях самосознание и укрепляет его до достижения духовной зрелости. После получения Откровения ученики ап. Андрея изгоняют из своей жизни все, что «вне» (ἐκτός), телесное и мирское, и устремляются к духовному и божественному, в частности, они, как и энкратиты, отказываются от плотских сношений, целью их жизни становится подражание мученичеству учителя. Община учеников («братья») получает от ап. Андрея «печать», оберегающую их от злых сил.
Блаженство достигается уже на земле с принятием спасительного знания и освобождением от греха путем аскезы, но лишь после смерти оно достигает полноты, когда душа воссоединяется со своим источником, пребывая в покое (ἀνάπαυσις) и созерцании Бога. Бог предстает в А. д. неведомым Богом, откровение о Котором несет ап. Андрей, и он становится источником открываемого ап. Андреем знания. Бог близок к уверовавшим в Него и заботится о них. Понятие «спасение во Христе» не встречается в А. д. Земная жизнь Христа, Его крестная смерть и Пришествие не являются предметом апостольской проповеди. Эпитеты Бога: «Господь», «Бог», «Иисус» (эти слова являются в тексте полными синонимами; выражение «Сын Божий» отсутствует вовсе), «Владыка», «Нерожденный», «Свет», «Жизнь», «Отец», «Брат», «Величие», «Наднебесный», «Милующий», «Милостивый», «Спасающий», «Лучший», «Прекрасный», «Справедливый», «Единый».
В тексте А. д. можно проследить влияние гностицизма, платонизма, неопифагорейства и стоицизма; при этом Приёр не считает возможным отнести это произведение к к.-л. определенной философской или религ. среде. На многочисленных примерах он показывает, что древнейший текст деяний носил не гностическую, как предполагалось ранее (R. A. Lipsius и др.), а скорее энкратитскую окраску с возможным неоплатоническим влиянием (M. Hornschuh).
Наряду с А. д. как на греч., так и на вост. почве возникли и др. апокрифические сказания о проповеди ап. Андрея, носящие по большей части фантастический оттенок. Самое широкое распространение в различных редакциях получили Андрея и Матфия деяния (связь их с А. д. остается предметом дискуссий, см. J.-M. Prieur, D. R. MacDonald), по содержанию их продолжают Петра и Андрея деяния (BHG, N 1489). Большинство др. апокрифических деяний А. (за исключением «Деяний Андрея и Варфоломея» - BHG, N 2056) сохранилось только на вост. языках (копт., араб., эфиоп.): Андрея и Филимона деяния, Павла и Андрея деяния, Мученичество Андрея у курдов (CANT, N 236).




http://www.pravenc.ru/text/115354.html

Поделиться:
Апокрифы
Сатанинская литература
×
Соглашаюсь с комментариями к данной книге
×
Спасибо, ваше согласие отправлено
×
Верите ли вы, признаете и исповедуете Иисуса Христа
пришедшего в человеческом теле (плоти)?
верю, признаю и исповедую     
Выберете один или несколько стихов которые хотите прокомментировать, потом прокрутите страницу вниз к форме комментария ×
deyanie-svyatogo-apostola-andreya